Поддержка граждан

Госдума на заседании в среду приняла в первом чтении законопроект о так называемых детях раздоров. Документ дает органам опеки полномочия временно поместить в спецучреждение ребенка, который незаконно удерживался одним из родителем, до его передачи в соответствии с решением суда второму родителю — законному представителю.

Пристав, разыскавший ребенка, должен немедленно передать его родителю — законному представителю в соответствии с решением суда, определившего, где и с кем должен жить несовершеннолетний. Однако когда ребенка находят в другом регионе, добросовестный родитель зачастую не может туда быстро добраться. Органы опеки при этом не имеют полномочий оперативно передать ребенка в соцучреждение до приезда законного представителя: для этого они должны обращаться в суд. Авторы законопроекта указывают на случай в Ульяновской области, где работник отдела опеки отказался принять ребенка: его оставили до прибытия матери отцу, который успел выехать с несовершеннолетним за пределы региона и вновь скрыться от приставов.

«По результатам развода одного из родителей могут лишить родительских прав или частично ограничить в правах. И наша инициатива действует только в этом случае, и она направлена именно на следующую ситуацию, когда после развода один из родителей выкрал ребенка у второго родителя, который признан законным опекуном. То есть родитель удерживает ребенка незаконно, так как уже лишен или ограничен в родительских правах, а его действия могут представлять угрозу жизни и здоровью ребенка», — заявила журналистам перед заседанием одна из авторов инициативы, зампред думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина.

Документ устанавливает, что, если немедленно передать ребенка законному представителю невозможно, пристав сможет поручить его органам опеки. Они, в свою очередь, смогут на срок до месяца поместить ребенка в детский дом или спецучреждение для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, без прохождения судебных процедур на основе акта, в котором должны быть указаны причины и срок его размещения. Пристав обязан оповестить законного представителя, где находится ребенок, а затем проконтролировать его передачу. Родитель — законный представитель должен будет забрать ребенка в указанный срок, а если этого не произойдет, вопрос о дальнейшей судьбе несовершеннолетнего будут решать органы опеки.

«По практике, мать или отец буквально по пятам идут за приставами, и в большей части ситуаций готовы забрать ребенка через шесть часов, через сутки, через двое», — добавила Пушкина, отметив, что в прошлом году из 60 похищенных таким образом детей были найдены практически все, при этом вернулись к добросовестным родителям только 24 ребенка.

«Развод -это всегда стресс для ребёнка. Зачастую родители вспоминают об Интересах ребёнка в последнюю очередь,после решения вопроса о разделе имущества и тд. Законопроект, на самом деле , определяет процедуру тех самых исключительных случаев, когда необходимо быстро принять решение, что было достаточно проблематичным, учитывая наличие пробела в праве,»- комментирует председатель РОО «Многодетные Пермского края», руководитель проекта «С детьми не разводятся» Ирина Ермакова.

Источник Ассоциация организаций по защите семьи (в которую входит Центр поддержки семьи и детства «Единство»)

Ждем ваши предложений по внесению предложений в ФЗ о статусе и мерах поддержки многодетной семьи. (Сейчас идет обсуждение закона в Совете Федерации. ЦЕНТР ПОДДЕРЖКИ СЕМЬИ И ДЕТСТВА ЕДИНСТВО С 2015 года выходит с предложениями о создании ФЗ для многодетных семей в связи с тем что в России хоть и есть 431 Указ Президента, но в практической жизни Указ в каждом регионе трактуют по своему усмотрению и тем самым страдают семьи. Необходимо четкие и единые параметры для всей страны, что необходимо указать в ФЗ, а регионы могли лишь дополнительные меры поддержки предусмотреть. Многодедетная семья в России это одна из основ демографии нашей страны.


31 октября в Новосибирске группа членов Совета Федерации во главе с председателем Комитета СФ по Регламенту и организации парламентской деятельности А.В.Кутеповым встречалась с представителями областной власти и общественности. Сенаторам было важно услышать мнения о проблемах многодетных семей и предложения по их решению на федеральном уровне. Большинство выступлений, в том числе представителей общественности (список выступающих был заготовлен), сводились к тому, что у них, благодаря заботе властей, всё хорошо. Один из сенаторов даже не сдержал радость, когда представитель проекта «Семейный юрист» А. Б. Андреев, уже ближе к концу заседания, всё-таки назвал некоторые проблемы. Между тем, состояние поддержки многодетных семей можно было бы признать удовлетворительным только если смешать два вопроса: поддержку многодетных семей (матерей, которые сами выносили, родили, вскормили и растят детей) и поддержку подопечных в так называемых «приёмных семьях» (то есть не усыновлённых, а взятых под опеку по договору). Последние, несмотря на солидные выплаты, которые позволяют им воспитывать детей и не работать, в нашей Новосибирской области тоже считаются многодетными. С учётом этих выплат среднее благополучие многодетных выглядит пристойнее. Но ведь не за счёт политики поддержки многодетных, а за счёт политики поддержки воспитания чужих детей. Проиллюстрирую этот тезис цифрами. На подобных заседаниях нередко (как и сегодня) встаёт какая-нибудь женщина, и начинает выступление словами: «Я – многодетная мама, у меня столько своих и столько приёмных детей». И дальше – «спасибо за заботу». Но главная часть этой заботы получена ею как опекуном. В этом качестве она ежемесячно получает 11 433,25 рублей вознаграждения, плюс ещё на каждого подопечного по 11 316,65 (а если школьник, то 13 019,45) рублей (а на нездорового – ещё 2 286,55). А в феврале 2017 года правительство области нашло ещё деньги самим детям – но тоже только не родным, а подопечным – «на личные расходы и культурно-массовые мероприятия» – 470 рублей в каждые детские руки. А что, если бы у неё были только свои дети? Перед заседанием я позвонил в деревню своей знакомой. Она мать четырёх родных дочерей-школьниц, с 1-го по 8-й класс. Родились дети до 2012-го года, поэтому областной маткапитал ей не причитается. Получает мать на каждую дочь по 478,31 р. Плюс по областному закону о многодетных 2300 р. в год на школьницу – на форму и тетради. Плюс 3000 р. – алименты от бросившего их мужа. И это всё. Плюс, конечно, огород – своя земля кормит. Спросил её: что нужно? Нет, она не жалуется на то, что ей чего-то из положенного не дают. Просто положено ей – вот только то, что я перечислил. Что-то ещё? – «рожай пятого», смеются над ней. (От пяти детей начинаются другие льготы. Хотя, как сегодня сказал министр, большинство многодетных в области – это не 5 и не 7, а 3-4 детей.) А нужна ей – работа. Она трезвая работящая женщина, находила себе работу в городе на приличную по деревенским меркам зарплату. Но опека рекомендует не искать работу дальше райцентра, чтобы не оставлять дочерей на родню. Не запрещает (запретить не имеет права), но ослушаться рекомендации женщина боится. А работы в райцентре нет. Центр занятости ей даже помог получить специальность, но профессия – это ведь ещё не работа. Если мы хотим вести политику поддержки многодетных, чтобы повлиять на рождаемость, очевидно, необходимо поддерживать естественных многодетных. И судить об эффективности политики поддержки многодетных нужно по благополучию семей без подопечных. В центр внимания и заботы нужно поставить семьи имеющие жизненные трудности. То есть те семьи, которым такая поддержка поможет выстоять и не распасться, а также решиться войти в категорию многодетных. Может ли кто-нибудь возражать против того, что дискриминация детей должна быть прекращена? Родные дети ничем не хуже чужих. И это вопрос не только региона, но и политики федерального уровня. Впрочем, объёмы соцподдержки определяет сам регион, а расходы на поддержку «замещающих семей» в областном бюджете уже превышают 2 млрд рублей. Между тем, по словам экспертов (могу сослаться на уважаемую опекунами Л. В. Петрановскую) мировой опыт уже показал: поддержка родной семьи государству выгоднее, чем поддержка замещающих. Ведь часто родной семье, чтобы справиться с временным неблагополучием, достаточно разовой помощи, какую опекун получает ежемесячно. Казалось бы, никто не спорит, что показателем успешности мер государственной поддержки семьи должно стать сохранение родной семьи, но это значит, что должно сокращаться и количество нуждающихся в устройстве детей, а значит и объём «замещающего» сектора. А сокращение этого объёма, в свою очередь, освобождает средства бюджета, которые можно направить на новые меры поддержки родной семьи. Так могла бы возникнуть положительная обратная связь – помощь родным семьям сама обеспечивает себя бюджетом. Однако, выравнивать поддержку родных и подопечных детей невозможно, если смешивать многодетных (много родивших) и «многоподопечных». Для их разделения нужно развести меры их поддержки по разным нормативно-правовым актам – один закон для естественных многодетных, другой для опекунов. Но все же, что нужно естественным многодетным? Отвечу из своего старого личного опыта и из опыта общения с трудно живущими многодетными семьями, об одной из которых я рассказал для примера. Часть этих предложений сегодня уже звучала. Многодетные не должны обивать пороги, писать заявления и собирать справки – им на самом деле некогда сидеть в очередях к государству. Их ждут дети. Занятость родителей – забота администрации. Станет ли она создавать муниципальные рабочие места, договорится ли с бизнесом или НКО об организации надомной работы для матерей, придумают ли что-то ещё – это дело их инициативы, за отсутствие которой они должны расплачиваться потерей подконтрольного бюджета – например, через выплату из него пособий неработающим родителям. Муниципальное жильё по норме предоставления. В некоторых регионах такая мера есть. Теснота жилья у многодетных, как и вообще их неблагополучие – позор администрации, а не позор семьи. Кстати, вполне понятно, что помощь жильем – это пример меры, которую невозможно предлагать для опекунских семей. Бесплатная социальная норма потребления коммунальных услуг. Транспорт – бесплатный проезд всем детям. Земля – с возможностью, но без обязанности (как сейчас) строиться на ней. Предлагайте свои варианты, сенаторы обещали их внимательно рассмотреть, чтобы в декабре внести в Думу свой законопроект. Александр Коваленин, РВС

http://rvs.su/statia/problemy-mnogodetnyh-ne-udalos-obsudit-v-chistom-vide#hcq=oQjS58r